Двусмысленные слова (таурия), хитрость и отговорки

Вопрос: Асаляму алеикум; в каких случаях можно использовать двусмысленные слова, например, в хадисе где умер сын Абу Тальхи, а Умм Суляим сказала что мальчик успокоился, как бы в двусмысленном варианте. В каких случаях можно так разговаривать?

Ответ: Уа алейкум салям  Все верно сестра, упомянутое является дозволенным в исламе, особенно когда в этом есть нужда.

Дозволенность хитрости, отговорок и двусмысленности в словах упоминается в Сунне.

Сообщается, что как-то раз, пророк (мир ему и благословение Аллаха) со своими сподвижниками встретил группу многобожников, которые спросили: “Откуда вы?” и пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Мы из воды», имея ввиду слова Аллаха: «Создан (человек) из воды изливающейся» (ат-Тарикъ 86: 6). Тогда те переглянулись и сказали: “В Йемене много кварталов, может быть они из одного из них”, а затем ушли. Ибн Хишам 2/255.
Однако данное сообщение является слабым.

От ‘Аиши сообщается, что посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Если кто-либо испортит омовение во время молитвы, то пусть возьмется за нос и уйдет (из ряда)».Абу Дауд 1114, Ибн Маджах 1222. Шейх аль-Альбани назвал хадис достоверным.

Смысл слов «взять за нос и уйти с молитвы» в том, чтобы человек сделал вид, словно у него пошло кровотечение из носа, чтобы люди не подумали о нем плохо и т.п., как об этом говорили имам аль-Хаттаби, ат-Тыби и др. И это не имеет никакого отношения ко лжи. См. “Миркъа аль-мафатих” 3/18.

От ‘Имрана ибн Хусайна сообщается, что пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Отговорки в разговорах избавляют от необходимости лгать!» Ибн ас-Сунни в «‘Амалюль-яуми уа-ллейля» 322.

Однако ученые разногласили относительно достоверности этого хадиса. Имам аль-‘Аджлюни и хафиз аль-‘Иракъи назвали иснад хадиса хорошим. См. “Кашф аль-хафа” 712.

Но другие имамы говорили, что на самом деле эти слова принадлежат ‘Имарану ибн Хусайну, а возвел их к пророку (мир ему и благословение Аллаха) по ошибке один из передатчиков. См. “Тахкыкъ ‘Амалюль-яуми уа-ллейля” 1/381-382.

Также такие слова говорил и халиф ‘Умар ибн аль-Хаттаб (да будет доволен им Аллах): “Что касается отговорок, то они достаточны для мусульманина, чтобы избежать лжи”. аль-Бухари в «аль-Адабуль-муфрад» 884, аль-Байхакъи 10/199. Шейх аль-Альбани и Шу’айб аль-Арнаут назвали иснад достоверным.

А Ибн ‘Аббас (да будет доволен им Аллах) сказал: “Не обрадовали бы меня красные верблюды взамен на отказ от отговорок в разговорах”. См. “Ахкамуль-Къуран” 3/177.

И использование двусмысленных слов и отговорок передается от многих саляфов:

Мухаммад ибн Сирин говорил: “(Арабский) язык слишком богат, чтобы находчивый человек прибегал ко лжи”. См. “аль-Азкар” 381.

Ибрахим ан-Наха‘и сказал: “Если кому-нибудь передадут твои слова, скажи: «Аллах лучше знает, говорил ли я что-нибудь из этого», и тогда твой собеседник, решит, что ты отрицаешь это, хотя ты будешь иметь в виду: «Аллах знает, что я сказал это»”. См. “аль-Азкар” 381.

Сообщается, что когда к Ибрахиму ан-Наха’и приходил кто-нибудь, к кому он не хотел выходить, он говорил своей рабыне: “Скажи ему: «Поищи его в мечети», — но не говори: «Его здесь нет», чтобы не солгать”. См. “Игъасату-лляхфан” 1/381.

Рассказывают, что когда к Хаммаду приходили люди, с которыми он не хотел засиживаться, он прикладывал руку к щеке и говорил: “Мой зуб, мой зуб”. См. “Игъасату-лляхфан” 1/381.

Все упомянутое указывает на то, что отговорки и двусмысленные слова в исламе дозволены, особенно когда в этом есть нужда и польза. Имам ан-Науауи говорил: “Знай, что под отговорками и двусмысленностями подразумевается использование понятных слов, когда имеется в виду нечто противоположное их очевидному смыслу, что можно выразить с помощью этих слов. Это является одним из видов обмана и введения в заблуждение. Ученые указывали, что в использовании отговорок нет ничего плохого, если это необходимо для достижения того, что одобряется шариатом, когда собеседника предпочтительнее обмануть, или если то, что обязательно нужно сделать, можно осуществить только с помощью лжи. В иных случаях прибегать к отговоркам и говорить двусмысленные вещи нежелательно, но не запретно, если только это не приведет к совершению несправедливости, ибо тогда использование отговорок становится запретным”. См. “аль-Азкар” 380.

Однако некоторые ученые считали запретным прибегать к хитрости и двусмысленным словам без необходимости или пользы. И это мнение выбрал шейхуль-Ислам Ибн Таймия. См. “аль-Ихтиярат” 563.

Шейх Ибн аль-Къайим упоминал о трех видах хитрости и уловках:
1. Разрешенная хитрость, проявляющаяся в подчинении и приближении к Господу.
2. Разрешенная хитрость, за совершение или не совершение которой нет греха и упрека. Бывает ситуация когда лучше применить хитрость, а также когда от нее лучше отказаться, и поэтому следует исходить из ситуации.
3. Запрещенная хитрость. К этому виду относится попытка обмануть Аллаха и Его посланника (мир ему и благословение Аллаха) увиливая от совершения обязанностей; отказываясь от того, что пришло в шариате и, разрешая то, что в нем запрещено; не признавая слова наших праведных предшественников, имамов и ученых мухаддисов. См. “Игъасату-лляхфан” 1/384.

Имам ан-Науауи говорил: “В пример (дозволенной отговорки) можно также привести слова людей, которых приглашают в гости, а они не желают есть и говорят: “У меня есть намерение”. Тогда пригласивший считает, что человек, которого он пригласил, соблюдает пост, тогда как на самом деле имеется в виду, что тот отказывается от еды. И подобных примеров можно привести еще много”. См. “аль-Азкар” 381.

Очень хорошо разъяснил этот вопрос шейх ’Усаймин, да смилуется над ним Аллах, когда разбирал «Арба’ин ан-Науауи» 35 по счету хадис. Он разделил этот вопрос на пять положений:

Первое положение: Запрещено прибегать к таурии, которая ведет ко лжи. Как, например, двое мужчин пререкаются около судьи, один из них говорит, что он тому дал тысячи риалов, а тот же этого отрицает. После чего судья требует привести доказательство того, что этих денег он не брал. На что он говорит, что не имеются у него доказательств. Затем судья требует, чтобы он поклялся, что у него нет этих денег. После чего он клянется. Связи с тем, что арабский язык богатый и обширный, он употребляет отрицательную частицу «ма» подразумевая этим другой смыл частицы «ма». Так как у частицы «ма» имеется два смыла. Первое — это отрицательный смысл. Второе — это относительное местоимение. И когда он клянется, и использует слова «ма» внешне как будто он отрицает, что у него нет той вещи, о которой говорит обвиняющий. Хотя он в действительности взял эти деньги, однако сделал таурию, как будто у него нет этой вещи, употребляя частицу «ма» подразумевая — относительное местоимение, то есть «Клянусь Аллахом, той вещи, которая принадлежит ему, она у меня». И это является правильным, так как тысячи риалов входит под слова «вещь», однако он внешне сделал так, что он частицу «ма» использует как отрицательную частицу, но подразумевает под этим, другой смыл «ма», а это относительное местоимение. В таком случае к таурии прибегать запрещено, так как это ведет к запрету, то есть он этим самым пожирает имущество людей посредством лжи.

Второе положение: Является обязательным прибегать к таурии. Как, например, некий притеснитель спрашивает о человеке, которого он хочет убить. На что он отвечает, что он не знает, хотя он знает, где он находится. А просто он, когда сказал: «не знаю», — подразумевал этим, что он не знает о его состоянии. В таком случае прибегать к таурии является обязательным, поскольку он этим самым спасает человека от смерти.

Третье положение: Прибегать к таурии для пользы. Как, например, спрашивают о неком человеке, который находится в кругу знания. Присутствующие же отвечают, что его здесь нет, тем самым указывают на другую вещь, а не на то место, где находится человек. Это таурия, к которой обратились для пользы. Как передают об имаме Ахмаде, да смилуется над ним Аллах, что однажды он находился на заседании, и некий мужчина спросил о Марвази. На что имам Ахмад ответил: «Нет здесь Марвази, что он будет делать здесь», — указывая при этом на свою руку. То есть подразумевал, что его нет на его руке, хотя он присутствовал на этом заседании.

Четвертое положение: Прибегать к таурии при нужде. Как, например, некий мужчина спрашивает тебя: «Ты занимаешься в своем доме этим и этим?!» И ты не хочешь, чтобы он узнал это, и отвечаешь ему: «Я не занимаюсь этим», — подразумевая, что ты этим не занимаешься утром и вечером, хотя ты занимаешься этим до полуденной молитвы. Это таурия, к которому прибегают при нужде.

Пятое положение: Это когда просто так прибегать к таурии, когда не является она ни обязательным, ни запретным, ни для пользы и ни при нужде, то здесь ученые разошлись во мнениях. Ибн Таймийя в таком случае сказал, что не дозволено прибегать к таурии, поскольку таурия внешне противоречит тому, что внутри. Тогда как смысл таурии — это когда он намеряется сказать то, что противоречит внешней стороне. Это является одним из видов обмана, и это не дозволено.

А также из этого вытекает дурное последствие. А это, если тот, которому обратились с таурией, узнает, что это дело противоречит очевидному смыслу, с которого он понял, то он обвинит этого человека, который часто прибегает к таурии, во лжи. Начнет думать о нем не хорошо и не будет больше ему верить. И этот мужчина становится тем, кто играется над людьми. Поэтому же мнение ибн Таймийи, да смилуется над ним Аллах, сильнее, без всякого сомнения, как говорит шейх ’Усаймин.

Однако если мусульманин будет прибегать к таурии иногда, то, как говорит шейх ’Усаймин, что он надеется, что нет в этом проблем, особенно если после этого он сообщит своему товарищу, что он подразумевал другое.

Люди прибегают к таурии, подшучивая этим. Как, например, говорит тебе твой товарищ: «Когда ты меня навестишь? Я хочу, чтобы ты меня навестил!» На что ты отвечаешь: «Послезавтра я тебя навещу». Тот же понимает из твоего слова, что это ближайшее время. А ты же подразумеваешь под «послезавтра» то, что нет этому конца до Судного дня. И это было взято со слов пророка (мир ему и благословение Аллаха), когда Умар в день «сулх-худаибийа» сказал посланнику (мир ему и благословение Аллаха): «Разве ты нам не говорил, что мы войдем в Мекку и совершим тауаф вокруг Каабы?». На что он ответил: «Да, но я не говорил, что в этом году» (Бухари, 2734).

Как шейх ’Усаймин говорил, что однажды к шейху Са’ди, да смилуется над ним Аллах, пришел некий мужчина в конце месяце зуль-хиджа, то есть осталось до окончания года несколько дней, и сказал ему: «О шейх, мы хотим ваше обещание». На что он ответил: «В этом году не возможно, чтобы я тебе обещал». Затем тот человек подумал, что есть еще целых двенадцать месяцев, после чего выявил недовольство. Когда шейх это заметил, сказал ему: «Осталось до окончания этого года всего лишь десять дней». И тот мужчина стал довольным. Поэтому подобно этому нет проблем, иногда прибегать к таурии, особенно если после этого он сообщит своему товарищу, что подразумевает.

И в заключении воздадим хвалу Аллаху, Господу миров!

Источник: Саляф-форум